НЕИЗВЕСТНЫЕ ОБИТАТЕЛИ ОЗЕРА ХИРГИС-НУР (МОНГОЛИЯ)

В.В. Ярмолюк, В.И. Николаев

Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии АН СССР,
Завидовский научно-опытный заповедник, Тверская обл.

В статье анализируются результаты исследования побережья оз. Хиргис-Нур в Котловине Больших Озер (Монголия) в течение четырехлетних полевых сезонов 1985, 1987, 1989 и 1990 годов в рамках Советско-Монгольской геологической экспедиции. В общей сложности за 24 дня на песчано-галечных пляжах озера найдено несколько десятков крупных одиночных и групповых следов, выходивших из воды. Большинство из них приурочено к необитаемой косе Чацарганы-Шугум на северном побережье озера. Время и последовательность появления следов указывают на их регулярное возникновение во второй половине июля — первой декаде августа. Анализ морфологии и размеров следов, места и периодичность их появления, опросы местного населения, характеристика гидрологии и биологических ресурсов озера указывают на их возможную принадлежность неизвестному крупному животному, обитающему в этом водоеме.

Введение.

Центральная Азия давно удивляет исследователей своими тайнами и чудесами. Высочайшие горы и огромные бессточные котловины-пустыни сделали ее труднодоступной для большинства жителей планеты. Эти же обстоятельства способствовали сохранению легенд о живых существах, которые не встречались специалистам, но издавна известны местным жителям. Здесь «родина» снежного человека ¾ алмаса, встречающегося в пустынях и предгорьях, а также таинственного обитателя самых ужасных пустынь ¾ олгой-хорхоя, безжалостного убийцы людей.

У жителей пустынных районов Монголии ¾ в Гоби, в Котловине Больших Озер всегда найдется несколько историй о неизвестных животных или загадочных явлениях. Они почерпнуты из личного опыта или известны из преданий. Довольно распространенными являются рассказы о крупных существах, которые обитают в больших соленых озерах этих территорий. Для большинства путешественников рассказы об этих животных были очередной красивой местной легендой. Такое же отношение было и у нас, пока в 1985 г. на берегу оз. Хиргис-Нур мы не обнаружили загадочные крупные следы. Последующие наблюдения, проведенные в летние месяцы 1987, 1989 и 1990 годов показали, что такие следы регулярно появляются в различных участках побережья. Результаты проведенных исследований изложены в данной статье. Упомянем, что первые впечатления о найденных следах были опубликованы ранее (Ярмолюк, 1989).

Предварительные замечания.

Озеро Хиргис-Нур находится на западе Монголии. Оно расположено в северной части Котловины Больших Озер ¾ одной из крупных межгорных впадин Центральной Азии. В пределах Котловины имеется еще несколько больших, сообщающихся друг с другом озер: Айраг-Нур, Хара-Нур, Хара-ус-Нур и др. Все они имеют реликтовый характер и образовались в конце плиоцена — начале плейстоцена на месте некогда огромного мезозойского водоема, занимавшего всю площадь котловины (Девяткин, 1981). Общая площадь этого озерного бассейна составляла около 92000 км2 , причем уровень воды в нем был выше современного на 18-20 м. К четвертичному времени аридизация климата привела к сокращению озерной площади и распаду единого водного бассейна на ряд изолированных озер. Озерная котловина на протяжении всей истории не испытывала влияния материкового оледенения.

Озеро Хиргис-Нур является наиболее полноводным и глубоким в Котловине Больших Озер. Оно занимает самую низменную часть Котловины среди пустынных песчано-щебнистых террас и валов (1029 м н.у.м.), пересеченных руслами сухих русел. Длина озера составляет 75 км при максимальной ширине 31 км, длина береговой линии достигает 253 км (Рис.1). Площадь озера по различным оценкам составляет от 1360 до 1407 км2 , запасы воды превышают 66,0 км3. В юго-восточной части оз. Хиргис-Нур соединяется узкой 5-км протокой Холай с пресным и мелковод-ным оз. Айраг-Нур (143 км2 ). В настоящее время имеются лишь отрывочные данные о глубинах и структуре дна озера. По данным А.Дулмаа (1974) глубины в 40-70 м начинаются уже на удалении 100-300 м от берегов. Донные грунты песчано-галечниковые, а в более глубоких местах дно покрыто светло-серым илом.

Монгольское озеро Хяргас-Нуур

Монгольское озеро Хяргас-Нуур

Рис.1 оз. Хиргис-нур и его окрестности

Пространство вокруг озера на многие километры представляет пустыню с очень скудной растительностью. Безжизненны и голы берега озера. Они сложены песчано-щебнистым материалом, из-под которого местами выходят скальные породы. В связи с этим район озера практически безлюден. Вблизи него проживает лишь несколько семей скотоводов, которые селятся у редких родников и колодцев.

Северное побережье озера осложнено двумя узкими полуостровами-косами, которые как лезвия ножей вонзаются в тело водоема. Восточная коса Шугум имеет протяженность 11 км, западная коса Чацарганы-Шугум протягивается на 9 км. В пределах этой последней косы были обнаружены загадочные следы, результаты изучения которых изложены ниже в хронологической последовательности наблюдений.

Результаты наблюдений.

В 1985г. нам впервые пришлось проводить геологические исследования в хребтах Монгольского Алтая, которые с запада обрамляют Котловину Больших Озер. 5 июля наш маршрут пролегал мимо озера Хиргис-Нур. Водная гладь, лежащая посреди пустыни, завораживала, поэтому мы решили заночевать возле воды. На ночлег остановились на западной из двух вышеупомянутых кос (Чацарганы-Шугум). По ней мы удалились от берега на 7 км и здесь на западном берегу косы разбили лагерь. Берег в этой части косы полого поднимался от воды в виде серии террасовидных уступов. Отдельные уступы были связаны с выходами галечников плиоценового возраста. Другие, несомненно, возникли в результате различных по силе волнений воды и характеризовались небольшими намывными валами. Пляжная часть косы, как и намывные террасы, состояла из вязкого грубозернистого песка и рассыпанного по нему мелкого плохо окатанного щебня и постепенно переходила в дно озера.

Сравнительно недалеко, в 200 м от лагеря, на ровном пляже просматривались какие-то кучи песка. Вблизи они выглядели в виде сочетания подковообразных песчаных валов. Высота валов составляла до 0,5-0,7 м, ширина 0,8-1,5 м. Каждый из этих валов (фронтальных) замыкал со стороны косы углубленный плоский выскобленный след. По бокам следы ограничивались песчаными бортиками, которые смыкались с фронтальным валом. В поперечнике следы варьировали от 1 до 2 м (рис.2). Больше всего нас заинтриговало в тот момент то, что следы выходили из озера. Казалось, будто кто-то гигантским утюгом провел по песку из озера до второй нижней пляжной терраски и остановился здесь, не в силах ее преодолеть. Крупные обломки галечников и песчаников, которые равномерно рассыпаны по всему пляжу, в пределах следов отсутствовали. Но их было много в подковообразных валах. Здесь даже встречались глыбы галечника до 25 кг. Плоский след трассировался узкими продольными бороздами. В конце борозд обычно виднелся погруженный в песок небольшой обломок твердой породы. Было очевидно, что волочение этих обломков привело к образованию борозд. По бокам крайних следов с внешней стороны окаймляющего бортика тянулись округлые вмятины диаметром до полуметра.

Рис.2 Расположение группы следов на берегу

Hirghiz-nuur2

Мы осмотрели косу в обе стороны на пару километров и выяснили, что следы наблюдаются лишь на небольшом участке, имеющем протяженность около 80 м. Они располагались на пляже, иногда упираясь в надпляжную террасу. Здесь не было одиночных следов, они объединялись в группы, в каждой из которых наблюдалось 4-6 отдельных следа. Последние различались размерами, тесно соприкасались и перекрывали друг друга. Наблюдаемый рисунок пересечения следов отражал определенную последовательность в их образовании, а также стремление создать тесное сообщество.

Всего здесь наблюдалось четыре группы следов. Они различались сохранностью и, как можно было предположить, временем образования. В разной степени они оплыли под воздействием воды и ветра, одна же группа выглядела свежей, даже в полосе прибоя краевые бортики следов и фронтальные валы были сравнительно крутыми и острыми.

Естественно, что нас заинтересовало происхождение следов. Техногенная их природа исключалась. В качестве причины следов исключались природные явления, например, такие как локальные воздействия на пляж воды и ветра. Перенесенный объем песка и гравия на фронтальный вал каждого следа по очень грубой оценке достигал 1 м и более, а удаленность вала от кромки воды не превышала 10-15 м. Нам не известны природные силы, которые бы действовали, повторяясь в ограниченное время, на столь небольшом участке пространства. Все эти соображения ограничили круг возможных решений представлениями о биологическом происхождении следов.

Определенное подтверждение этому выводу дал мощный рев, раздавшийся около двух часов ночи со стороны озера. Он походил на пароходный гудок и повторился дважды, каждый раз по 3-5 сек. Сила рева была такова, что даже наш водитель — обладатель богатырского сна проснулся и долго пытался выяснить, что случилось. Со стоянки, находившейся на одной из береговых террас, удалось оценить направление на источник звука. Он исходил из участка поверхности озера, который отстоял от берега метров на 150. Однако в слабом свете затуманенной Луны нам ничего не удалось разглядеть.

Утром следующего дня мы посетили юрту арата, стоявшую возле родника на северном берегу озера. Наш монгольский коллега Д.Болд расспросил хозяина об озере и его обитателях. Ему поведали, что в озере живут крупные водные животные, которых местные жители называют «китами». В силу сложившихся суеверий местное население никогда не делало попыток разглядеть этих животных вблизи.

Следующее посещение озера произошло в 1987 г. С 15 по 21 августа на косе общим лагерем располагалось сразу несколько отрядов геологической экспедиции, проводивших совместные работы в хребтах к северу от озера. Мы специально пригласили коллег на эту косу. Нам хотелось показать следы непредвзятым наблюдателям, выслушать их мнения и заручиться дополнительными свидетельствами обнаруженного явления. На этот раз мы исходили всю косу и установили целую группу лежек. Все они располагались на окончании косы, в пределах последних ее 1,5 км.

Вдоль западного пологого ее берега наблюдались 8 групп крупных следов, аналогичных тем, которые были обнаружены в 1985 г. Все они были достаточно свежими. Концы следов были замыты только около воды в интервале 1,0-1,5 м, на том участке пляжа, который омывался при небольших волнениях на озере. Из этого следовало, что следы возникли после последнего крупного шторма. Судя по нашему опыту, такие штормы происходят примерно раз в 1,0-1,5 месяца, что позволило ориентировочно датировать образование следов в интервале времени приходящимся на июль — первую половину августа.

Помимо крупных следов были обнаружены также более мелкие следы. Они наблюдались на восточном берегу косы, находящемся обычно в зоне ветровой тени от доминирующих западных ветров. Эти следы в поперечнике не превышали полуметра, а высота ограничивающих их бортиков составляла до 20-25 см. Они были сконцентрированы на участке берега в 70 м, однако не образовывали отдельных скоплений, подобно крупным следам западного берега.

Ак. В.В.Ярмолюк

Рис.3 Группы следов на берегу озера Хиргис-нур.

Третье посещение озера состоялось во второй половине июля (13-21 июля) 1989 г., и вновь мы расположились на той же косе. На этот раз на западном берегу мы встретили только сильно размытые остатки двух или трех скоплений следов. Они были представлены серповидными оплывшими кучами песка высотой до полуметра. В тоже время на восточном берегу косы наблюдалось обилие крупных следов. Пляж в этой части косы более крутой, чем на западном берегу, и все следы располагались в полосе шириной 6-8 м. Они шли практически непрерывной чередой на участке пляжа около 100-120 м. Выделялось несколько генераций следов, из которых более свежие накладывались на относительно старые следы. В этот раз нам удалось установить, что образование следов было связано с приносом песка, по-видимому, из подводной части косы. Это следовало из того, что объем песка по бортам и особенно во фронтальном вале достигал 1-2 м. При этом во внутренней части следов заметного понижения уровня пляжа не наблюдалось и, следовательно, пляж не являлся источником материала. Особый интерес привлекли детали структуры следов, связанные с перемещением крупных (10-20 кг) валунов галечников. От них к воде тянулись довольно крупные борозды в песке, которые фиксировали насильственный характер перемещения валунов, а также направление их транспортировки от озера на берег.

В 1990 г. мы дважды посещали озеро ¾ первый раз проездом 18 июня, второй раз находились все на той же косе с 14 по 18 августа. Если в первое посещение мы не встретили на косо следов, то во второе зафиксировали их появление на восточном берегу косы. Таким образом, мы впервые смогли более или менее строго датировать время их возникновения. Косвенные данные позволили еще сузить этот интервал времени. Всего возникло три группы следов. Из них самая крупная группа протянулась на 17 м вдоль берега с удалением фронтального вала на 7 м от линии воды. На берегу просматривались две зоны пляжа, подвергавшиеся в последнее время воздействию волн. Одна трехметровой ширины отвечала небольшому волнению, которое произошло 12-13 августа и выделялось влажным песком. В ее пределах следы были полностью размыты. Вторая зона охватывала следующие два метра пляжа. Она накладывалась на следы, сгладив их, но не уничтожив. Сформировавшие эту зону волны принесли внутрь следов водоросли и кости рыб.

Лето 1990 г. в районе озера было дождливое и с сильными ветрами. За период с 18 июня по 14 августа здесь не раз наблюдались сильные штормы. Приведенные выше наблюдения показывают, что следы возникли где-то непосредственно перед последним из них. Таким образом, мы можем судить о времени появления следов с интервалом, по крайней мере, до второй половины июля — первой декады августа. В это же посещение мы осмотрели берега озера практически на всем его протяжении. К нашему удивлению мест проявления следов оказалось очень мало. Они были обнаружены на первой (одиннадцатикилометровой) косе на ее окончании, удаленном от основного берега, а также в двух пунктах на южном берегу озера.

Проведенные исследования достаточно определенно показывают, что в отдельных участках оз. Хиргис-Нур периодически из года в год возникают следы характеризующиеся устойчивой морфологией и размерами. Они появляются в тех участках побережья, которые редко посещаются людьми и домашними животными. Время возникновения наблюдающихся генераций следов в основном приходится на середину лета. Выше мы уже приводили аргументацию в пользу животного происхождения следов. Возможно, что они отвечают лежкам или местам выползаний достаточно крупных водных животных. Можно предположить, что вес этих созданий составляет несколько тонн, в ширину они могут достигать 1,0-1,5 м, а в длину — до 8 м. Количество этих животных, по-видимому, невелико. Подчеркнем, что все эти оценки сделаны только исходя из характеристик следов ¾ их размеров и величины ограничивающих валов, а также частоте их встречаемости. Возникает естественный вопрос: достаточны ли природные условия и биологические ресурсы озера для обитания в нем таких крупных созданий? Чтобы ответить на него приведем некоторые необходимые характеристики.

Вода в озере Хиргис-Нур солоноватая карбонатно-иатриевого типа с уровнем общей минерализации 7,23-7,63 г/л при рН ¾ 8,2-9,2 (Дулмаа, 1974). Содержание кислорода в воде колеблется в пределах 8,37-10,72 мг/л. Несмотря на суровые зимы, полное замерзание озера происходит в конце декабря. Толщина льда составляет 60-70 см, в глубоководной части ¾ 20-40 см. Освобождение озера от ледового покрова происходит в апреле. В летние месяцы на прибрежных мелководьях вода прогревается до 27-30°С.

Биоресурсы озера оценены А.Дулмаа (1974). Фитопланктон представлен 12 видами водорослей, г.о. Ceratium hirundinella, Gomphosphaeria lacustris, Pediastrum sp. В прибрежной полосе есть незначительные водорослевые заросли из кладофоры (Cladophora glomerata), хары (Chara sp.), урути (Myriophyllum verticillatum), рдеста (Potamogeton perfoliatus и некоторых других. Зоопланктон насчитывает 3 вида копепод, 3 вида кладоцер и 4 вида коловраток. Средняя масса зоопланктона составляет 0,31 г/м3 и имеет сезонную динамику.

Ихтиофауна озера носит резко выраженный реликтовый характер и представлена одним видом ¾ алтайским османом, имеющим в этом водоеме две формы: растительноядную (шар загас) и рыбоядную (нохой загас) [3]. Обе формы имеют широкий размах изменчивости большинства диагностических признаков, включая особей, составляющих всю гамму постепенного перехода от одного морфотипа к другому. При этом максимальные размеры растительноядной формы османа не превышают 40 см при весе до 1,3 кг, тогда как для рыбоядной формы известны экземпляры длиной до 100 см (обычно 70-80 см). Средний вес уловов в озере составляет 32 кг/100 м сетей. Литораль озера, составляющая около 1/4 его площади имеет продуктивность не ниже 20 кг рыбы на гектар. Сделанные оценки показывают, что запасы рыбы довольно значительны и возможный годовой улов без подрыва рыбного стада может составлять 7-10 тыс. центнеров (Дулмаа, 1974).

Приведенные данные указывают, что биоресурсы озера Хиргис-Нур весьма значительны и достаточны для питания крупных животных-ихтиофагов.

Заключение

Необходимо обратить внимание на то, что Котловина Больших Озер Монголии является внутриконтинентальной замкнутой впадиной. Она ограничена горами от океанических бассейнов окружающих Азиатский континент. Возникновение водных бассейнов в пределах котловины относится, по крайней мере, ко второй половине мезозоя, менее определенно можно говорить о времени изоляции котловины. Во всяком случае, это произошло не позднее начала плиоцена, когда в пределах Центральной Азии уже существовали все современные горные сооружения. Все это приводит к выводу, что описанные в статье следы, возможно, принадлежат реликтовым животным, родословная которых уходит в глубины кайнозоя, а может и в более древние времена.

Несомненно, требуется более углубленное и целенаправленное изучение озера с использованием специальных средств и современной аппаратуры.

ЛИТЕРАТУРА

1.Девяткин Е.В. Кайнозой Внутренней Азии. М.: Наука, 1981, 195 с.

2.Дулмаа А. Биология озер Монгольской Народной Республики. Дисс. …докт. биол. наук. Иркутск, 1974, 490 с.

3.Рыбы Монгольской Народной Республики. М.: Наука, 1983, 277 с.

4.Ярмолюк В.В. Следы невиданных зверей // Природа, № 4, 1989, с. 79-81.

ВИДЕО

На видео к этой статье вы можете увидеть и услышать обоих авторов статьи — академика Ярмолюка и доктора биологических наук Николаева.

——————————-

Оригинал статьи взят с сайта: http://alamas.ru/rus/world/Hirghiz-Nuur_r.htm

Mastergo100


Просмотров: 218
Запись опубликована в рубрике непознанное, хяргаснур, экспедиции. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: НЕИЗВЕСТНЫЕ ОБИТАТЕЛИ ОЗЕРА ХИРГИС-НУР (МОНГОЛИЯ)

  1. Уведомление: Тайный обитатель монгольского озера Хяргас-Нуур и его очевидцы — Игра Го в видеоматериалах

Добавить комментарий