Пестрые рассказы о стратегии

Пестрые рассказы о стратегии

«Доска должна быть квадратной и изображать законы Земли. Линии должны быть прямыми, как божественные силы. Имеются черные и белые камни, разделенные, как инь и ян. Их расположение на доске подобно модели небес.»
Бан Гу «Сущность Го» 32-92 г.н.э.

«В Го нет ни начала (фусэки), ни конца (ёсэ) партии, ни поиска формы, ни атаки… В Го нет ни любителей, ни профессионалов. Есть постоянное течение камней.»
Такэо Кадзивара «Дух атаки» Март 1980 г.

Мой собеседник — Президент Федерации рэндзю. Это большой человек. Он написал несколько книг и по игре Го. «Знаете, Игорь, я не люблю Го. Сидишь часами. Непонятно, то ли проигрываешь, то ли выигрываешь. Я так не могу. То ли дело — рэндзю: первая ошибка — всегда последняя. А здесь у вас кто впереди, кто позади?» Я абсолютно согласен со всеми этими доводами, поэтому, наверное, я не люблю рэндзю.

Игра Го — объектна. Камень тяжел, игровое поле огромно. Оппонент разглядывает его и делает ход в другом месте доски. Количество камней в чаше нас не волнует — оно бесконечно. «Китайские правила» — совершенны. Играя по ним, мы не утруждаем себя даже положить пленный камень в крышку. Изящным жестом мы отправляем его обратно, в чашу партнера.

Го — это моделирование хрональных процессов. Здесь мы собираем плоды с деревьев поспешности, скупости, неосмотрительности, недальновидности, нерешительности, прямолинейности и других. А также взвешиваем эти плоды на весах побед и поражений.

Игра хороша как прикладная наука управления. По-видимому, это как раз то, что роднит ее с Ушу и другими цельными воинскими системами. Становление воина и становление военачальника — две стороны одного и того же процесса. Военачальник начинает и заканчивает доверием к людям. Это главное его свойство. Важно лишь правильно выстроить вертикали и горизонтали. Обороноспособность страны заключается в количестве безвестных военачальников, растворенных в гуще народа. В годы потрясений, катаклизмов и войн, неявные военачальники становятся явными. Тогда они могут заменить собой тех, кому государством была отведена роль профессионалов. Если такая замена совершается в массовом порядке во время войны, то войну называют Отечественной, и, говорят, что ее выиграл народ.

Данная статья не может иметь цели научить человека играть в Го. И вообще, что значит, «научиться Игре»? Выучить правила? Для этого достаточно пяти минут. Большую часть правил игры можно записать одним предложением: ходя по-очереди, ставь камень на любое пересечение, кроме лишающих камень всех свободных дыханий (пустых сопредельных пунктов), бей тот же камень через ход, не ругайся, если в конце выяснится, что окруженных тобой пунктов территории, а также съеденных (снятых с доски) камней противника в сумме меньше, чем пунктов территориии и съеденных камней у него. Все. Что дальше? Дальше поиграй на доске 9х9. Потом на доске 13х13. Потом японцы говорят: «Сыграй 100 партий на доске 19х19 и ты — железный 20-й кю. Отлично. 20-й кю в Го — несомненная высота. Занять ее доступно не всем. Известны даже люди, сыгравшие более 100 партий, но не ставшие 20-м кю. Впрочем, это неважно.

Начало партии (фусэки) можно уподобить рождению человека. Средняя стадия (тюбан) напоминает жизнь человека. Ёсэ — окончание партии — это смерть человека. Поэтому всегда стоит подумать о душе.

«Время разбрасывать камни, время — собирать камни». О каких стадиях игры говорят эти фразы? Конечно же, «время разбрасывать камни» — это фусеки, «время собирать» — ёсэ. Все это достаточно просто. Открытие — закрытие, кай — хэ, стук сердца — сокращение-расслабление. Основные формы движения во Вселенной. Все — по монаде, с глазком другого цвета внутри. Да, есть еще один вид движения — медленное вращение по кругу. Так сказать, момент. Круговое Го, круговой бокс — нет ничего нового под Солнцем и уже не будет. Есть лишь момент, за него и держись…

Жизнь на доске, во всем разнообразии ее форм, сводится к наличию минимум двух глаз. Сомневающихся в этом простом определении мы можем отослать к книге Дэвиса «Жизнь и смерть» или Эйо Сакаты «Смерть и жизнь». Все дело лишь в том, что ты понимаешь под «глазами». Уровень знания определяется уровнем бытия. Кстати, в процессе совершенствования того или другого выясняется, что жить можно, например, в «сэки», на «ко», в двойном или круговом «ко». Видимо, существуют и прочие нестандартные способы и пограничные ситуации.

«Шесть умрут, восемь — живут, семь — зависит от очереди хода». С удивлением можно обнаружить, что на каком-то этапе жизнь и смерть — не стратегия, а тактика на уровне детской считалочки.

Мне кажется, что я начинаю разбираться с тем, что такое кунгфу и гунфу. В этих словах использованы одни и те же иероглифы. Вырисовывается такая последовательность: ушу — кунгфу — гунфу. Без кунгфу слишком большой интервал.

Непосильная задача — совместить в одной статье материал начального уровня со стратегическими концепциями игры. Начинающему не нужна стратегия. Размышления на этом уровне — сон. Стоит отслеживать лишь самые простые, практические вещи. Неважно сколько «стоит» тот или иной камень, «большой» он или нет. Если противник пытается его съесть, можно попробовать его защитить. Это уже игра. Закинуть следующий камень поглубже. Посмотреть, каким образом противник будет его атаковать, насколько быстро выставленные камни будут сняты с доски.

Очарование стратегией и тактикой игры — достойная награда на долгом и тернистом пути. Созерцать форму камней, переключать взгляд, воспринимая форму пустоты, считать свободные дыхания, учитывая временно недоступные пункты, вбросы-жертвы, размеры «глаз»; выяснять, какие камни являются, а не кажутся сильными, а какие требуют немедленного укрепления — все это ожидает нас впереди.

Единственным недостатком Го является ее сложность. По этому показателю игру можно сравнить со стилем тайцзи-цюань в Ушу. Представим себе, что на первом году занятий тайцзи нас будут просить использовать стиль в спарринге, продолжительностью не менее часа. При этом будут настаивать именно на стилевом спарринге: работать дань-тянем, делать дзиры, блокировки вращающимся джуан-гуном. Однако, сложность, по-видимому, единственный недостаток игры. Поэтому, если хочешь научиться играть в Го, надо сразу играть в Го. При этом объем технических приемов, которые должны быть изучены, просто колоссален. Го — это язык. Развитый, красивый, серьезный невербальный язык. Ничем не уступающий таким языкам как спарринг, танец или музыка. Недаром, существует легенда о том, как одному мастеру удалось спастись из заточения. Для этого был разработан хитроумный план: сыграть партию в Го. Оппонентом выступал тайный сторонник, находящийся на воле. Сыграв эту партию, узник получил все необходимые сообщения об организации побега. Естественно, при этом не было сказано ни слова. Побег удался.

Стили в игре Го — это не просто дань моде или школе. Скорее, они соответствуют темпераменту человека. Два ученика одного учителя порою десятилетиями выясняют отношения, играя, один — в стиле энергичных построений времен молодости сэнсэя, а другой — острой территориальной игрой учителя последних лет.

Существует известный афоризм, о том, что любая битва — это битва за собственную жизнь. Партия в Го — безусловная битва. К сожалению, ни одну партию нельзя выиграть без борьбы, несмотря ни на какое превосходство уровня. Впрочем, это в том случае, если есть цель выиграть. Могут существовать и другие: например, проиграть, скрыв свое мастерство, или научная работа по поиску новых джосек и продолжений. Если хочешь биться, Го дает тебе прекрасный полигон. Ведь хорошая партия может длиться и три часа, и три дня, играли и по пол-года. И даже умирали за доской. Но это если биться. Во всех этих битвах есть одно свойство, которого, по-видимому, нет ни в одной интеллектуальной игре — это особая созерцательность.

В отсутствии камня с приклеенной к нему короной, место матовой атаки противника — это хорошая тема для созерцательности вообще.

Вчера вечером мы со старинным приятелем раскинули камни. Разыгрывался «Высокий Китай». На сто сорок шестом ходу мой гость, задумавшись, окунул пальцы в свою чашку с чаем, вместо чёкё с камнями. Мы засмеялись, вспомнив случай, когда пальцы были погружены в кофе оппонента, а это уже совсем другая степень отрешенности…

Спарринг в Го прекрасен не только тем, что можно почувствовать холодок стратегических просчетов и приятное тепло тактических удач, но и своей техникой. Фактически, в плотной борьбе камней, в огромном числе случаев, достаточно считать до четырех. Минимальная необходимая комбинаторика дополняется в Го зрительно воспринимаемой формой камней и формой пустоты:
Уйти, вернуться…
И, затаившись, ждать.
Подушечками лап, едва касаясь,
Идти по следу…
И красться, красться
На грани бытия…
О дивное искусство!
Бесчисленных побед над собственною смертью.

Вот уж кто поистине хорошо бьется в Го, так это дети.
Здоровая тяга к самоутверждению, природная склонность к насилию, помноженная на молодой организм, дают ребенку неисчерпаемые ресурсы бороться за доской. Желающих ощутить это на себе, я приглашаю в наш детский клуб Го. Дети обыгрывают вас по вашему желанию в мягкой или грубой форме. Но это уже другое Го — детское. Вот уж точно: кому — быстрее, выше, сильнее, а кому — медленнее, ниже, слабее.

Сначала мы учимся выигрывать. Этому легче научиться у людей. Затем мы приходим к необходимости учиться проигрывать. Люди могут помочь и в этом. Но скорее всего, здесь учиться придется самому. Затем наступит такой момент, когда мы захотим учиться играть. Это — точка соединения. Себя и других людей.

Если партия началась хорошо, скорее всего, она будет развиваться плохо. Если первоначальная позиция плоха, то партия, скорее всего, будет продолжаться ужасно. Это не я сказал.

Го интересна тем, что позволяет игроку не только делать огромное количество ошибок, но и исправлять их в течение одной партии. Ошибка не может гарантированно привести к победе оппонирующую сторону, так как доведение до победы лучшей позиции — такая же теорема из большого ряда других теорем.

О пустоте.

Руководя одновременно детскими клубами Ушу и Вей-чи, я на собственном опыте убедился, насколько тяжело объяснить детям что-либо по философии боевых искусств. Можно пытаться передать ребенку теорию пустоты, обучая его Ушу, но насколько проще и продуктивнее показать ту же пустоту на занятиях по Вей-чи! К тому же, он может ее количественно подсчитать, определить ее форму, достаточность ее объема для построения жизни, например. Затем к вопросу о пустоте мы вернемся с ним в зале. И тогда, мне не придется тратить время излишне. Помимо пустоты, можно поработать и с другими категориями, такими как: своя и чужая зоны, отличие зоны от территории, легкая форма, ход-вопрос, переконцентрация, мелкий ход, темповая игра, миаи, провоцирующие ходы и другое.
Справка. Миаи — дословно с японского «рассматриваемые вместе». Одно из основных стратегических понятий Го. Пункт такого значения, что при занятии его противником, является аксиоматически необходимо забирать тот, что составлял с ним миаи. Или же, рассуждая от противного: пункт, забирать который не имеет смысла спешить, пока пункт, составляющий с ним миаи, свободен. Потрясающе. Важно. Я всегда желал «рассматривать вместе». Это моя детская мечта. Я хочу почувствовать миаи. Прошу мне их сейчас же показать.

Поэма о кю (прямого отношения к игре не имеет).

Кю будоражит умы с самого начала нашего ученичества. «Какой у меня кю?» «Дяденька, а какой у Вас кю?» «У меня седьмой, а у вас?». Родители, бабушки и дедушки выучивают это странное слово и с удивлением обнаруживают, что оно не просто работает, а имеет поистине фатальное значение. Кю — это великий пароль. Шифр для посвященных, табель о рангах, допуск на турнир, вход и выход, ярмарка тщеславия, номер человека, группа крови… Но на самом деле кю не так страшен. Детская пугалочка и только. То ли дело — Дан! Здесь все намного серьезнее. Дан важнее имени, фамилии, отчества.

Тяжелое наследство досталось нам, однако. Сказалась крепкая спортивная закваска. Ну кто виноват, что единственный сосуд, в который можно было налить Го, был спорт? Поэтому сейчас мы имеем одновременно перворазрядников, игроков первого кю, первого дана, мастеров спорта, гроссмейстеров России, данов, «кюшников», «людей выше две триста», «людей ниже пятьсот», инсеев и др.

А если человек хочет быть просто любителем игры? Играть, общаться, но не иметь навязчивых кю-данов, часто напоминающих майку с номером. Что делать ему? Остается Интернет, но и там спортивное преобладание тоже начинает ощущаться.

К сожалению, все официальные турниры, проводящиеся сейчас в России, имеют ярко выраженный спортивный характер. Это очень хорошо. Для некоторого количества детей и взрослых. Но ни для кого не секрет резкое снижение числа взрослых любителей игры именно в последние годы. Где те сотни игроков, составлявших цвет нашего Го-движения? Большинство из них просто не смогли найти себе место в существующей сейчас Го-системе, больше напоминающей «вышибалы».

Спорт — это состязательность, соревновательность, конкурентная борьба. Какое может быть общение с конкурентом? Не говоря уже о том, что для состязаний нужно изначально иметь лошадиное здоровье. К тому же всегда найдется процент людей, ради победы готовых буквально на все. Разве это нужно настоящему любителю?
И дети наши все меньше улыбаются друг другу на таких турнирах. Делаем большое дело, растим их. Ради чего? Ради спортивного рейтинга, что ли?

Если Россия желает считать себя развитой Го-страной, то в ней должно быть:
1. любительское Го;
2. детское Го;
3. спортивное Го;
4. профессиональное Го.

Любитель — это не слабый спортсмен или несостоявшийся профессионал. Это человек, любящий Го. Если Федерация Го — организация, отвечающая исключительно за спортивность (см. п.3.), значит, должны возникнуть и возникнут иные институты, развивающие игру. Придут новые люди, которые захотят вернуть Го на культурную основу, на которой оно и должно произрастать. Иначе русская стратегическая игра Го в будущем действительно может оказаться в тупике, став «еще одним видом спорта».

Игорь Гришин, Глава Школы «Восхождение», Президент Федерации Го, 2001
Путь Мастера Го


Просмотров: 2 093
Запись опубликована в рубрике загадочное го, непознанное. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.