Черно-белая игра для господ

Добрый вечер. Разрешите пригласить Вас на церемонию. Вечера нашей жизни уже превратились в церемонию. Чайная церемония, например. Это раньше, десять лет назад, мы пили чай стаканами, больше обращая внимание на то, что подается к нему, чем на что-либо другое. Теперь же, вечерний зеленый чай — норма для большинства. Мы разбираемся в формах чайников и чайных подносов, знаем тонкости заварки китайских Улунов и японских О-тя, стараемся добиваться простоты и соответствия…

Ежевечернее и церемониально-долгое общение наше с компьютером научило нас снисходительно прощать простоту сюжетов стратегических игр, как, впрочем, и легкое отсутствие стратегии в них, а так же «богатство» тактических приемов и иных форм взаимодействия в рамках человеко-машинного континиума. Наши мозги постанывают от мелкой суеты «империй и контр-страйков» и просят нас соединить их с чем-то более целостным, может быть чуть-чуть пустотным, что-нибудь напоминающим нам звездное небо теплым июньским днем.

Лично я чувствую, что мне давно пора разглядывать это самое звездное небо… Начать вслушиваться в черноту ночи. Пытаться уловить шорох растущих камней, наслаждаться ровным гудением моего внутреннего процессора и бесперебойной работой моей «личной выделенной линии».

Здесь мне, безусловно, может помочь что-нибудь утонченно-древнее. Сосредоточимся на названии. Я предпочитаю название короткое, фонетически простое, но радикально безассоциативное. Пусть это прихоть, но это зрелая прихоть. Лично мне сегодня нравится название Го.

К этому названию, в соотнесении со мной, никто не может прилепиться. Никто не может потрогать меня добрыми, заботливыми, внимательными руками. Отличный предмет. Не купить, не продать. Как говорится «ноу айдиас». У всех моих знакомых и незнакомых — «ноу айдиас».

Я ковыряюсь пальцем в японских каталогах. Я оплачиваю доставку. Я обожаю японскую упаковку, я обожаю японскую бумагу. Я стал сентиментален. Я стал неравнодушен. Я стал аккуратист. Я неравнодушен к вещам стиля «ноу айдиас». Я вынимаю это, я ставлю это перед собой. Я пересыпаю черные и белые камни. Я черпаю их, я беру их по-одному. Их перестук в чаше, как рокот дождя. Видимо, я угадал цвет чаш. Цвет чеке. Дикая груша — мой любимый цвет. Доска — тоже ничего, чуть-чуть кривовата. Я питаю слабость к чуть-чуть кривоватым доскам из японских комиссионных магазинов. Да и действительно, пусть вещь будет с историей, с запахом. Может быть это запах мастеров. Белые камни — живые, обточенная ракушка с прожилками на просвет. Я понял, что такое Го. Го — это мягкое постукивание ракушки по кае. Каябан, каябан. В тональности «Ах,мой милый Августин…» Конечно, все прошло, но поступь белых мудра. С ответом — черный базальт.

Вы догадались. Сегодня у меня церемония. Церемония Го.

Все идет вперед, все обгоняет меня. Никто больше не приглашает на комсомольские собрания. Вокруг меня все стали господами. Рекомендую — черно-белая игра для господ.

Да, питаю слабость к времени самураев. Тогда ценилась пауза, ценилась пустота. Конечно, даже тогда господ оценивали количеством вассалов. Но, не только, не только.

Какое «Ва» у этого господина! Да, да просто необыкновенно. «Ва» — это Ваша гармония.

Если ее нет у кого-то, это не значит, что ее нет у других. Есть гармония — значит, будет середина. Середина — это золото. В Го бывают ходы сильные, а бывают золотые.

Я лично люблю силу. Но это зря. Это я точно знаю.

Удаленное соединение. МТУ- интел. Хрип и бульканье. Яндекс. Но следующим вечером я держу в руках книгу. Вот книга. Охира Сюдзо сенсей. «Избранные партии прошлого». Издание 2002 года. Тираж — сто экземпляров.

Игра первая. Шедевр Досаку. 19 ноября 1683 года. Дворец Сегуна. Белые — сенсей Хонинбо Досаку. Их поступь мудра. Черные — на форе два камня, сенсей Ясуи Сюнти. Я ставлю третий ход. Ход мастера — отказ от пустых углов, подход и знакомство с черным спокойствием. Сенсей Хонинбо Досаку. Родился в Ивами. Настоящая фамилия — Ямадзаки. Поменял ее, когда стал четвертым главой дома Хонинбо. В 1678 году получил титул Мэйдзин, достигнув девятого Дана. Известен под именем Госей — Святой Го. Много потрудился над совершенствованием старинного стиля Ясуи.

Охира-сенсей ведет меня… Ходы мастеров, пронзительные как колодцы. Колодцы времени. Старое фусеки, превосходное никкенбираки, рукопашный бой, атака и защита, обмен — фурикавари, сомнительный ход, решающее сражение. Изысканная игра, соединение сверху и снизу, цель противника, разрушение в центре, скрытая ко-борьба, территория на небесах, безопасность до конца. Последний рисунок — пятнадцатый. Он называется «Партия жизни». Домо аригато, Сенсей, только Вы могли так написать. Вы видели эту партию во сне. Я думаю, это был даже не сон. Таких ярких и точных снов не бывает.

«…в наши дни есть обычай называть двухфоровую каменную игру, в которой, давший фору, проигрывает очко — партией жизни. Этот обычай берет начало с этой партии. 277 ходов. Черные выиграли одно очко».

Хочу пригласить Вас на церемонию. Черно-белую церемонию для господ…

Игорь Гришин, Москва, «Клуб Культуры Го», 2003 год.


Просмотров: 1 528
Запись опубликована в рубрике непознанное. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

0 комментариев: Черно-белая игра для господ

  1. Aliona говорит:

    Красивый и легкий ход. Благодарю. Приятно было читать.

  2. Игорь Гришин. говорит:

    Статья не простая. Мало кто читает.